d6651dcb

Лицензирование форм жизни

Июнь 5, 2013 Комментарии отключены

Сразу же после энергичного обеспечения отсутствия регулирования зерновой ЭКО-отрасли картель ввел твердое лицензирование и технологические соглашения, обеспечивая «Монсанто» и другим биотехнологическим компаниям ежегодные лицензионные отчисления фермеров, использующих их семена. Частные компании ни в коей мере не были антиправительственными; они лишь хотели, чтобы правительственные правила служили их частным интересам.

Совместно с другими генными компаниями-производителями семян, «Монсанто» требовала, чтобы фермер подписывал Соглашение об использовании технологии, которое обязывало его платить каждый год взносы «Монсанто» за «технологии», а именно, за генетически спроектированные семена.

Поскольку независимые поставщики семян быстро поглощались «Монсанто», «Дюпон», «Доу», «Сингентой», «Каргил» или другими крупными фирмами агробизнеса, фермеры все глубже и глубже затягивались в ловушку зависимости от «Монсанто» или других поставщиков ЭКО-семян. Американские фермеры были первыми, кто подвергся этой новой форме крепостничества.

По решению американского Верховного суда в 2001 году ЭКО-фирмы, такие как «Монсанто», получили возможность вынуждать американских фермеров становиться «рабами семян». По решению суда штрафы «Монсанто» за неуплату взносов стали серьезными карательными законными мерами. «Монсанто» заранее позаботилась о благосклонности судей. Она прописывала в своих контрактах условие, что любой иск против компании будет рассматриваться в Сан-Луисе, где присяжные заседатели знали, что «Монсанто» является здесь главным местным работодателем.


«Монсанто» и другие компании-производители ЭКО-семян каждый год требовали от фермеров плату за новые семена. Фермерам запретили снова использовать семена с предыдущих урожаев. «Монсанто» даже нанимала частных детективов «Пинкертон», чтобы шпионить за фермерами: не используют ли они старые семена вместо того, чтобы платить за новые. В некоторых районах США компания обещала бесплатные кожаные куртки каждому, кто сообщит о фермере, использующем прошлогодние семена «Монсанто».

Примечательно, что все четверо крупных главных поставщиков генетически спроектированных сельскохозяйственных семян («Монсанто», «Дюпон», «Доу», «Сингента») начинали свою деятельность как крупные химические компании (которыми, впрочем, являются и сейчас). Причиной было одно и то же в каждом случае. Они все прежде, чем окунулись в генную инженерию семян, производили пестициды и полезноеы.

В начале 1990-х годов полезноеные гиганты реорганизовали себя как компании «науки о жизни». Они скупили существующие компании-производители семян, большие и маленькие. Они наладили связи с транспортниками и производителями продовольствия и появились как ось глобальной цепи вертикальной интеграции сельского хозяйства. Это была голдберг-дэвисовская модель вертикальной интеграции Гарвардской Школы бизнеса в наивысшем ее воплощении.

К 2004 году два гиганта агробизнеса, «Монсанто» и «Пайонер Хай-Бред Интернешенл», контролировали большинство частных компаний-производителей семян в мире. Основные компании ЭКО-агробизнеса следовали трехфазной стратегии. Первоначально они или покупали или сливались с большинством главных компаний-производителей семян, чтобы взять под контроль семенную зародышевую плазму. Затем они заявляли множество патентов на методы генной инженерии, также как на генетически спроектированные вариации семян. Наконец, они требовали, чтобы любой фермер, покупающий у них семена, сначала подписывал соглашение, запрещающее фермеру собирать самостоятельный семенной фонд, таким образом вынуждая их покупать новые семена каждый год.

В случае «Монсанто» это позволило единственной компании, беспрепятственно обошедшей антимонопольные ограничения американского правительства, получить беспрецедентный контроль над продажей и использованием семян зерновых в США.

Дальновидно и то, что ЭКО-семена продавались и разрабатывались стойкими к специальному полезноеу той же компании. Устойчивая к полезноеу «Раундап» ЭКО-соя «Монсанто» была генномодифицирована явно таким образом, чтобы быть устойчивой к особо запатентованному глифосату «Монсанто», продаваемому под фирменным названием «Раундап». Эта соя была «готова» к «Раундапу». И это гарантировало, что фермеры, заключающие контракт на покупку ЭКО-семян от «Монсанто», будут также покупать полезное «Монсанто». Гербицид «Раундап» был разработан таким образом, что его нельзя было использовать для не генномодифицированной сои. На самом деле, это ведь ЭКО-семена были сделаны на заказ — подходящими к существующему полезноеу глифосат все той же «Монсанто».

Являлось ли столь обширное и быстрое увеличение генетически модифицированных организмов в пищевой цепи безопасным или желательным, не представляло интереса для химических гигантов агробизнеса и производства семян. Представитель «Монсанто» Фил Энджел был откровенен.

«»Монсанто» не должна ручаться за безопасность биотехнологического продовольствия. Наш интерес состоит в продаже столь большого его количества, насколько это возможно. Давать ответы о его безопасности — работа Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и лекарств».

Он хорошо знал, что американское Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и лекарств по требованию «Монсанто» давно оставило любые попытки независимого контроля безопасности ЭКО-семян. Правительство согласилось позволить ЭКО-компаниям «самим присматривать» за этой индустрией. То есть Энджел обрисовал совершенный порочный круг лжи и общественного обмана, очертив кровосмесительные отношения, которые были созданы между частным агробизнесом гигантов ЭКО и американским правительством.


Related Posts

Comments are closed.